HIROLOGOS

Просыпайся, хиромант

Из журнала "HIROLOGOS №8" 

Автор: Дарья Камински. Рассказ, 2019.

 

Филипп Юрьевич устало прохрустел костяшками пальцев. Затем откинувшись на спинку стула, запрокинул голову вверх, хрустнув шейными позвонками. Сегодня был тяжелый приёмный день. И сейчас больше всего хотелось нырнуть под холодный душ, чтобы смыть с себя все истории жизни, которыми наградили его трудовые будни хироманта. Успокоившись мыслью, что следующий клиент на сегодня последний, он протянул руку к дисплею вызова: «Приглашайте следующего!»

***

Филиппа Юрьевича разбудил вкрадчивый голос и мягкое прикосновение к правому локтю:

– Просыпайся, хиромант. Тебе можно доверить руки?

С досадой признавшись себе, что задремал на рабочем месте, ожидая последнего клиента, хиромант живо подскочил и пожал руку гостю в надежде сгладить шероховатости первого впечатления:

– Не сомневайтесь! – Бодро и горделиво ответил Филипп Юрьевич. - Посещаю все конференции, издал две книги, регулярно печатаюсь в журналах эзотерического толка. Имею массу сертификатов и дипломов. У меня база рук всем коллегам на зависть. На моём счету несколько открытий. К тому же я достиг четвёртой фазы профессионального развития хироманта. Покорить подобную вершину способен не каждый, уж поверьте!

– Тебе можно доверить руки?

– А то! – блеснув загадочно взглядом, заверил хиромант. - Скоро сами проверите мои умения. Для начала откатаем ручки…   Да, располагайтесь по удобнее. Впереди нас ждёт незабываемое путешествие в мир символов и знаков на ладонях! Всего несколько минут, и оттиски будут готовы. Понадобится сначала ваша правая рука. Стоп. Погодите чуть-чуть, – у Филиппа Юрьевича закружилась голова, он едва устоял на ногах. Списав всё на тяжелый рабочий день, хиромант отдышался немного, извинился и продолжил консультацию. Взяв руку гостя, он долго и пристально рассматривал его правую ладонь. И вёл себя надо сказать при этом хиромант престранно: сначала хмурил брови, затем расширял глаза от удивления, неуверенно шептал «не может быть такого, что за чертовщина?»

Гость сидел тихо, казалось, он наслаждался растерянностью хироманта. Затем всё же также вкрадчиво поинтересовался:

– Что-то не так?

– Нет, всё в порядке. Впрочем, есть один пустячок, маленький… - нервно улыбнулся Филипп Юрьевич.

– Какой?

– У вас нет линий на руке. Ни единой линии! Папиллярного узора также не наблюдается. Удивительно и странно. И … я не могу вас консультировать, ибо исходными данными не располагаю. Вы для меня, прощу прощения, чистый лист. (Хиромант замолчал, задумавшись ненадолго). Но не волнуйтесь, зато вы уникальный экземпляр для научного круга хирологов! Знаете, что мы сделаем? Давайте-ка понаблюдаем некоторое время ваш крайне удивительный случай в нашем биометрическом институте! Да-да, наконец-то будущее наступило! Представляете, мы добились официальной регистрации и открытия научного центра, где хиромантия занимает не последнее место среди ученых и исследователей. Тем не менее, если вы хотите более быстрой славы и известности, свяжемся с представителями СМИ. Батюшки, да вы теперь звезда, с какой стороны на вас не посмотри, какой путь не выбери. Мои поздравления, искренне рад за вас, а вы? Предложение заинтересовало?

– Я к вам по другому вопросу – изменился в голосе гость, елейность и мягкость куда-то пропали, словно клиент внезапно снял с себя маску и сейчас стал самим собой. - У меня есть своя база рук всем вашим коллегам на зависть – сказал он и протянул хироманту левую ладонь.

На ней принялись высвечиваться золотистым цветом комбинации из линий, выжигая узоры на ладонном плато необычного гостя. Судьба за судьбой, сменялись калейдоскопом линий. На плоской руке изображались человеческие жизни не только линиями, но и холмами и впадинами. Бугры под пальцами то вздымались вверх, наполняясь энергией, то словно сдувались, превращаясь в равнины. Изменялась форма, длинна и толщина пальцев. Всё менялось с бешеной скоростью.

Филиппу Юрьевичу стало плохо: ватные ноги не слушались, подкашиваясь; голова кружилась, а пространство в кабинете стало каким-то плотным, густой массой, будто и не на твёрдой земле он сейчас стоит, а очутился глубоко под водой. И время, время словно замедлилось, а потом и вовсе остановилось. Хироманта повело, он не понимал, что с ним происходит. Ему было тяжело дышать, желудок скрутило, и он вырвал на ковёр весь обеденный ланч. Дрожа всем телом.… Стоя на четвереньках на полу и выхаркивая остатки пищи, он испуганно повторял про себя одни и те же вопросы: «Зачем Я ему? Что ОНО хочет?»

– Меня интересует прогрессия будущего на руках, – послышалось из дальнего угла кабинета.

В то время как хироманта выворачивало наизнанку, гость устроился на комфортном диванчике, откуда затем спокойно наблюдал за терзаниями души испуганного человека. Казалось, он воспринимал хироманта как скучную книжку, которую приходится листать исключительно по стечению сложившихся обстоятельств.

Хиромант пытался собраться с силами. Пусть тело всё ещё продолжало рефлекторно трясти после рвоты, умом он понимал, что физически не в состоянии совладать с этим существом. Также он прекрасно осознавал, что дела его плохи. «Отчего же пока жив, хотя бы не утолить любопытство, разведать с кем имеешь дело?» - подумал он.

- Что ты такое? – выдохнул Филипп Юрьевич, смахнув рукой с губ слюну.

- Устроитель порядка, – сухо ответил гость. – Полагаю, сумев отчасти удовлетворить вашу любознательность, я могу перейти к делу, ради которого собственно пришлось вас потревожить, пробудив на время ото сна.

Хиромант хотел возразить, но вместо этого кивнул против своей воли.

– Прекрасно. Тогда начнём. Предположим, вы Филипп Юрьевич мертвы. И будь вы осознанным человеком, далее вас ожидал бы выход в «промежуточную стадию между одним явлением и другим», состояние полной осознанности после смерти.

Вдоль позвоночника Филиппа Юрьевича пронеслась горячей волна ужаса. Перед глазами всё снова начало плыть. Гость тотчас отреагировал, слегка щелкнув пальцами. Пространство вокруг хироманта стабилизировалось.

– Довольно! Вижу, вы достаточно сегодня настрадались. Даю полную гарантию, что вы целы и невредимы. И дабы не повредить ваш хрупкий ум, приведу другой пример. Представьте, как ваш кроха сын полностью сохранил память прошлой жизни. Вот он сидит якобы играется конструктором, а в его теле на самом деле сейчас благоустроилась взрослая целостная личность, которая сознательно проигрывает в голове варианты как действовать дальше в этом воплощении. И у него абсолютно нет ничего общего с тем несмышленышем, каким его воспринимаете вы. Вы ничего не заметите, впрочем, как и остальные окружающие. Мудрый не по годам мальчик предельно внимательный к реальности не выдаст себя никогда. Случайно узнав правду в тот миг, будете ли впоследствии считать это создание своим ребенком?

Филипп Юрьевич хотел ответить, но удалось только невнятно промычать, так как парализованный язык прилип к нёбу, а сомкнутые челюсти не удавалось разжать. Он не сдавался и продолжал бороться изо всех сил. И вот ему, наконец, удалось прорвать плотину. Губы разомкнулись, он заговорил, речь полилась ручьем…

Устами ошарашенного Филиппа Юрьевича гость продолжил:

– Было зафиксировано критическое количество дерзких попыток выхода из системы. Разработана задача выяснить по руке знаки предрасположенности и высоким способностям к сновидчеству. Пора навести порядок. Ибо все обязаны соблюдать законы космического равновесия. Так как с перерожденными сложно совладать и тем более обнаружить их в новом воплощении, принято решение работать с непробужденными, но стремящимися к развитию, чтобы максимально сократить их численность. Учитывая, что перерожденных не так уж много. Но всё больше пробуждающихся, талантливых к сновидчеству. Одаренный не должен добиться состояния полной осознанности после смерти, поэтому мы должны опередить его развитие, наполнить сознание пустыми практиками, затормозить развитие, увести внимание. Филипп Юрьевич, ваша задача – собрать базу рук талантливых сны видящих. Мои поздравления, искренне рад за вас, а вы? Как вам моё предложение? Согласны?

– А что если я откажусь? – спросил сам себя вслух хиромант.

– Какой же вы непробиваемый в своем упрямстве человек, Филипп Юрьевич, – махнул рукой гость, а на лице не дрогнула ни одна мышца. – Пусть будет по-вашему. Начнём сначала.

Хиромант почувствовал, как к нему полностью вернулась способность управлять телом. Одновременно с этим гость исчезал по частям с поразительной скоростью. Сначала ноги, затем туловище, руки, далее выше и выше. Хиромант успел крикнуть стремительно растворяющему-ся силуэту вдогонку: «Я отказываюсь, понял? Как тебе такое, устроитель порядка?»

***

Филиппа Юрьевича разбудил вкрадчивый голос и мягкое прикосновение к правому локтю:

– Просыпайся, хиромант.

Метки: журнал HIROLOGOS

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить